Вышел новый роман Андрея Кстрова

Расшарить:
  • 4
    Поделились

Издательство ГЗТВЭКП выпустило новый роман известного своей эксцентричностью писателя Андрея Кстрова. Критику Р.Ш. удалось познакомиться с книгой до официальной презентации и предоставить в наше распоряжение рецензию.

Знала ли ты? А кто тогда должен был знать? Разве не каждый? Что знать?

А вот то, что книги Андрея Касатурова читать невозможно. Нам иногда кажется (но так ли это?), что мы прочли все его работы, начиная с «Карие» и заканчивая новым словом – «Зуссующие».

Что за «Зуссующие» вообще? Если прищуриться, то видишь: три угла, абстрактная, вырывающаяся из дыр дня жижа на обложке (прекрасный выбор), а внутри: 2118, издательство ГЗТВЭКП, Андрей КсТРОВ, бумага из ответственных источников, какое-то слово: Зуссующие.

Само название, вызывающее неприятие лишь из-за неровного звучания, не должно пугать, скорее вопрошать: «?».

Если название нельзя найти в словарях, можно ли понять сам текст? А можно ли вообще что-нибудь понять? Насовсем, полностью? Никаких ответов я не дам. Один лишь Андрей может вам помочь.

Роман «Зуссующие» имеет довольно надоевшую схему Катехизиса. На каждый вопрос отвечает кто-то из бесконечного (словно запасы жалости к читателям) числа героев. В центре главный ответчик – Михаил Лурский, обычный парень из пригорода. Трудяга едет домой в электричке после надоевшего дня и встречает его – «?». Он закручивает Мишу в скрипучие слова и мир становится двусложным – вопросответом. Всем остальным в вагоне периодически кажется, что спросили их, но чаще всего они напевают про себя нечто, напоминающее о молодости каждому. От этого болит голова, но вопросы становятся сложнее и сложнее, а потом вовсе приходится пробираться сквозь «машночные поля» и «шугунли». Может и зря.

Текст явно и настойчиво напоминает одно из ранних произведений Касатурова – «Махорчатая слякоть». Но ведь дело даже не в бессмысленных, как может показаться, понятиях, характерных для «Слякоти», а в невообразимой игре с жизнью, то есть словом, вездесущего (давайте избегать сравнений) Андрея. Он поднимает вас вверх, кидает из стороны в сторону, словно вы неожиданно прорвавшаяся из-под земли вода, возможно, по вине нетрезвых водопрокладчиков либо их родителей, предпочитавших водку пиву. Мастер проникает в ваши внутренние завиточки, царапает легкие, вызывая тошноту и страх, и вы сами теперь «?», точечкой взросли, прямой показались, а потом в полукруг оформились и ходите словно ваша жизнь не слякоть, а яхонтовая мазь.

Но слазь! – кричит вам начальник склада, работай! – кричит босс, молись – поп!

А вы? Что вы? Вы — вопрос! Такой-растакой, сами себя погоняете, словно не человек, а кусок мыла на полу СИЗОшной ванной, туда-сюда катаетесь, размягчаетесь и снова в первоначальный жировой вид превращаетесь! И как же тут благо приносить, как состязаться и выживать?

Ну спросите, спросите его еще раз!

Был ли Андрюша или это тоже вопрос? Самый неважный, несущественный, главный? Вот почему читать труд невозможно. Что угодно, но не читать.

Книга увлекательная, роман тревожащий душу, только слишком уж он не про нас, далеко где-то маячит. Именно поэтому и пугает. Пугает всех, испугает и вас, милые и родные.

Добавлю, что книга запрещена уже в трех странах за (такая формулировка указана в одном их судебных решений) «введение в невнятное состояние жизни». Если вы готовы стать невнятным, дерзайте!

А я, видимо, уже стал.

ШНР


Расшарить:
  • 4
    Поделились

2 Comments

Добавить комментарий