Указатель сказочных сюжетов

Расшарить:
  • 1
    Поделиться

Филологи Антон Родимов и Петр Докучаев познакомились на небезызвестных лотмановских чтениях в РГГУ, где зацепились за тезисы одного из коллег и продолжили обсуждение в кулуарах. Результатом этого одиозного альянса (Родимов давно известен как интернет-тролль, разбирающий на дрова терема либеральной интеллигенции, Докучаеву же принадлежат замысловатые континентальные кружева в предисловиях к последним переводам Кожева и Денизы де Виссон) стал роман, на первый взгляд совершенно незамысловатый, но лишь на первый взгляд. Как двоим столь злоязычным персонажам удалось создать легкое для чтения и, по большому счету, развлекательное чтиво? Одному богу известно, но хочется верить, что дальше будет больше и веселее. 

Структура романа, казалось бы, воспроизводит структуру знакомого всякому гуманитарию афанасьевского сборника русских народных сказок. Иными словами – это роман-градиент, где от главы к главе элементы незаметно заменяют друг друга. Но не тут-то было! По задумке авторов, ни один из разделов не имеет порядкового номера. В рабочей версии романа под заглавием стоит заметка «роман непоследовательности».

Итог страстного романа Родимова и Докучаева с непоследовательностью шокирует: открыв книгу, неподготовленный читатель заподозрит производственный брак, и, вероятно, попытается открыть ее с обратной стороны, ведь первым разделом здесь оказываются примечания. Сторонникам более традиционных подходов к чтению начинать с них вовсе необязательно. Например, читатель, привыкший открывать роман на случайно выбранной странице, столкнется с более контрастными сочетаниями, нежели тот, кто прочтет книгу от корки до корки. Мы рекомендуем сделать и так, и так – по меньшей мере, это хорошая тренировка памяти.

Однако не это самое интересное: очевидно, что в «Указателе» речь идет о разоружении драматического принципа, о котором талдычат все преданные классике литературные мастера – а именно, понятий центра и периферии, нарастании напряжения, катарсисе и внутренних конфликтах. Всякий сюжетный ход в этой книге – микроскопическое смещение акцентов, имеющее накопительный эффект. Фрактальная мультивселенная волшебных сказок Родимова и Докучаева может бесконечно расширяется за счет воспроизведения одной и той же фабулы. 

В какой-то момент читатель понимает, что обитателей в этой вселенной ровно столько, сколько необходимо для заселения пространства сюжета — одного на всю вселенную. Кажется, этот сюжет не имеет, и не может иметь кульминации. Прийти к ней может лишь сам читатель, дочитав роман, дочитать который невозможно. Один из авторов (не скажем, кто именно), убежден, что этот роман по своей сути-дидактический. 

Диалоги из романа могут читаться автономно от всего текста, ведь они написаны в жанре «докучной сказки». Это позволяет читателю принять участие в творческом процессе, как происходит в самом фольклоре, автор которого, как мы знаем со школы, — Народ. Интересный факт: после выпуска романа Докучаев и Родимов занялись онлайн-романом с аналогичным сюжетом, но другой структурой – читатель вносит свой вклад в развитие сюжета. К примеру, он может подписать созданную Антигоной петицию с требованием похоронить тело ее брата, или уволить нерадивую лаборантку Пандору прежде, чем та выпустит из ящика радиактивные отходы.


Расшарить:
  • 1
    Поделиться

Добавить комментарий