Семнадцать дней из жизни Ганса Гульриха Ошриста в России

Расшарить:
  • 15
    Поделились

Эта история рассказывает о приезде культового швейцарского куратора Ганса Гульриха Ошриста в небольшой городок на сервере России.

Искусствовед Константин Отрепьев, сопровождавший Окриста на протяжении всего визита, поделился в своем блоге подробностями. С позволения автора мы публикуем его отчет в «Петушках».

Никто не ожидал, что в уездный город Мончегырск с населением в сорок две тысячи с хвостиком, изъявит желание приехать импресарио современного искусства — monsieur Ганс Гульрих Ошрист. Обладатель множества премий в области искусства, в том числе Премии Тёрнера и первого Черного квадрата из Vantablack, лицо журнала Artforum, живая легенда во плоти ступила на северные земли засыпанного под толстым слоем снега Мончегырска. Такое небывалое событие вызвало бурный интерес среди местного населения. Все с нетерпением ждали, что будет делать Ганс Гульрих Ошрист. Цель его визита держалась в строгом секрете, поэтому местные газеты наперебой делились своими ожиданиями. На их страницах то и дело мелькали сообщения о появлении новых Young North Russian Artist, ради отбора которых приезжает импресарио; другие писали о Russian Arctic Biennale, куда должна слететься вся мировая художественная элита; об открытии самого крупного в России музея современного искусства в бывшем рыбном цеху, 99 метров высотой и с площадью 99999 квадратных метров. Специально к приезду Ошриста отремонтировали главную дорогу и покрасили заборы в зеленый цвет. Все затаились в предвкушении дальнейших событий.

Наконец, этот день настал. Жители собрались встречать импресарио в аэропорту под звуки духового оркестра, многие приехали специально из соседних городов и деревень. В толпе можно было различить местных чиновников разного пошиба. На встречу пришел даже мэр собственной персоной. Затаив дыхание, все с нетерпением ожидали увидеть элегантного мужчину средних лет в очках с роговой оправой, часами Patek Philippe и в черном костюме от Brioni. Из самолета вышел мужчина средних лет, в простых очках, с высоким лбом и тонкими губами с едва заметной улыбкой. Одет он был в красный пуховик и спортивные кроссовки Adidas. Его сопровождал невысокий молодой человек в черном плаще и почтенный господин в преклонном возрасте. По выражению их лиц можно было понять, что они пребывают в изумлении от количества собравшегося народа, духового оркестра и румяных круглолицых девушек в традиционных русских костюмах с караваем и солью. Через минуту замешательства к ним вернулось самообладание, и они с большим удовольствием ответили на столь радушный прием, а Ганс Гульрих Ошрист даже пустился в пляс с одной из девушек.

Вечером в ресторане «Гортензия» состоялся торжественный ужин с мэром и его приближенными, куда, правда, не пустили местных художников, поэтому им пришлось наблюдать за происходящем через окна. В течение трапезы никто из троицы так и не обмолвился о цели своего визита. Мэр, в свою очередь, сначала порывался их спросить, но немного подумав, счел свое намерение бестактностью и с большим удовольствием продолжил уплетать блинчики из гречневой муки с черной икрой, внимательно слушая увлекательные байки Ошриста. Пиршество закончилось в четвертом часу, и усталые гости уехали в гостиницу.

Следующие десять дней компания выходила из номеров в первом часу дня, завтракала и вальяжно отправлялась на прогулку. Иногда к ним подбегали дети и взрослые прохожие, и тогда они все вместе водили хороводы, играли в снежки, пили горячий шоколад и кормили птиц, одним словом — болтались без дела.

Ошрист после обеда имел обыкновение делать зарисовки монолитных хрущевских пятиэтажек и памятников Ленину, ходить в баню или лес, наслаждаться зимней рыбалкой в компании местных рыбаков, а по вечерам к нему приходили дети и читали вслух свои любимые сказки, а он пек для них пироги с разной начинкой: черничной, малиновой или яблочной. Его молодой компаньон все время что-то записывал, снимал местных жителей на Pentax K1000 и вообще ходил как зачарованный в заячьем тулупе, по большой удаче доставшемся ему прямо с мэрского плеча после первого ужина (без него он совсем превратился бы в сосульку) и очках с зелеными стеклами в окружении любопытных студентов. По вечерам они ходили играть в бильярд и плясать в соседний клуб «Жига». Позже в интервью он признался, что впервые в жизни увидел столько снега на одном квадратном метре. Господин постарше взял в привычку после обеда усаживаться за шахматы с местными умниками, после чего они дружной компанией отправлялись в парк, расположенный в десяти минутах ходьбы от гостиницы, играть в тир и пить пиво в «Таверне». Страстный любитель футбола, вместе со своей бандой он проводил ночи за обсуждением матчей и спорами о политике.

В таком духе троица коротала все свое время с утра до вечера, несмотря на отчаянные попытки местного художественного сообщества привлечь их к общественным делам. Любые встречи, визиты и приглашения к важным персонам полностью ими игнорировалось, и тогда чиновники начали бить тревогу. Как-то, встретив всю компанию в окружении детей, студентов, рыбаков и шахматистов, весело уплетающих пончики около Дворца Культуры, мэр вежливо поинтересовался, что, собственно, они здесь делают, и тогда Ганс Гульрих Ошрист со свойственной ему непринужденностью ответил: «Дорогой мэр, мы приехали отдыхать!». По лицу городского главы стало понятно, что ответ разбил все его ожидания.

Молва об этой истории мгновенно разлетелась по городу, и вызвала большой общественный резонанс. Особенно обиделись местные художники, правда грустить им пришлось недолго. Когда раскрыли инкогнито, всем сразу стало как-то легче дышать. Незамедлительно была организована экскурсия в бывшей рыбный цех, который так понравился троице (особенно бассейн с акулами), что они решили организовать там вечеринку для жителей города. Художники принесли неон и смастерили из него динозавров. Молодой человек в заячьем тулупе развесил по цеху снятые им портреты, а Ганс Гульрих Ошрист, очарованный музыкой группы «Среднерусская возвышенность», решил исполнить «Сталинские дома», «Инвалиды быта СССР», «Сексуальную контрреволюцию» и еще пару их песен. Вместе с чиновниками, рыбаками и студентами они напекли пирогов и глазурного печенья в форме разных персонажей из русских сказок. Баба Яга имела самый большой успех ее съели быстрее всего. Пожилой господин со своей бандой внутри бывшего рыбного цеха организовал любительский тир, городской чемпионат по шахматам и совместные просмотры футбольных матчей. Никогда еще в истории Мончегырска заброшенный рыбный цех не заполнялся настолько густо, как в тот раз. Под одной крышей перемешались болельщики, художники, шахматисты, рыбаки, студенты, чиновники и рабочие.

Молва о вечеринке быстро разлетелись за пределы Мончегырска, и на нее стали стекаться с соседних городов. Кутеж продолжался шесть дней и ночей, а на седьмой день троице пора было отправляться в дорогу. Пообещав вернуться в следующем году, импресарио со свитой помахали платочками и улетели восвояси под теплые звуки Генделя и обильный пушистый снегопад.

Елена Конюшихина


Расшарить:
  • 15
    Поделились

Добавить комментарий