Рецензия на спектакль «Новая Элоиза»

Расшарить:

Пышные парики, роскошные платья, богатый интерьер в стиле Людовика XV – подходящий антураж для «Новой Элоизы» Жан-Жака Руссо. Впрочем, поклонников творчества прославленного женевца ожидает жестокое разочарование: «Новая Элоиза» Виталия Чёрного – спектакль-обманка, не имеющий с классикой ничего общего. Знакомое название служит лишь приманкой для доверчивого зрителя: в «пряничном домике» легкомысленного барокко прячется жуткая ведьма готического романа.

Начало спектакля погружает зрителя в пёструю атмосферу мольеровских комедий. Перед нами аристократический семейство XVIII века. Пышные интерьеры родового замка, добродушный Барон (его имя сохраняется в тайне на протяжении всего действа), юная супруга – Элоиза. По сюжету, Баронессе всего 16 лет (актрисе слегка за 20) и она – на последнем месяце беременности. Семейная идиллия, разворачивающаяся на глазах зрителя, увлекает лишь красочным оформлением. Оригинальные костюмы – плод сотрудничества режиссёра с известным итальянским кутюрье – Роберто Дивини. По контрасту с роскошными декорациями и костюмами, игра актёров производит тягостное впечатление: длинные монологи, практически лишённые смысла, наигранные эмоции, нелепые шутки из второсортных комедий.

Интрига закручивается не спеша, режиссёр как будто играет со зрителем, испытывая его терпение, – удерживает внимание лишь театральными эффектами и полунамёками. Действие начинается только к концу первого акта, в сцене праздничного ужина по случаю грядущего рождения. В ходе застолья Барон внезапно меняет манеру игры: в голосе появляются стальные нотки. Супруг объявляет, что роды состоятся в ближайшее время, что родится девочка, что имя новорождённой уже известно, но пока останется в тайне от матери. Не меняя тона, Барон обещает Элоизе сделать её полновластной хозяйкой замка и снять последние запреты – в качестве подарка на рождение дочери. Внезапная щедрость мужа приводит баронессу в недоумение: она уверяет супруга, что и так ощущает себя полновластной хозяйкой дома. В ответ Барон напоминает супруге о старом бюро, стоящем в углу её гардеробной и о строгом запрете открывать его в отсутствие супруга. Испуганная Элоиза обещает мужу и впредь соблюдать запрет, послушно ожидая рождения дочери.

Женское любопытство – излюбленный ингридиент творцов детективного жанра. Под занавес первого акта спектакль наконец обретает интригу. Как по мановению руки, меняется и игра актёров: на смену грубой стилизации приходит мощный актёрский тандем в духе Питера Брука, обдающий зрителя контрастным душем эмоций. Зритель заинтригован и, забыв скуку, ожидает продолжения.

С начала второго акта барочная стилистика уступает место мрачной готике. Резкий сюжетный поворот вызывает в памяти легенды о Жиле де Ре и кровавую сказку «Синяя борода». Влекомая любопытством, юная баронесса пробирается в покои супруга – из минутного разговора с прислугой мы узнаём, что Барон покинул замок рано утром. По законам жанра, злосчастный ключ от бюро лежит на самом видном месте – на ломберном столике, источающем демоническое сияние. Путь баронессы до гардеробной подобен путешествию Тезея по лабиринту Минотавра. Хитрая механика, управляющая элементами декораций, создаёт иллюзию бесконечного путешествия, сгущая с каждым шагом героини и без того пугающую атмосферу.

В конце пути Баронессу ожидает загадочное бюро. Внутри – толстая тетрадь в пурпурной обложке. Это дневник хозяина замка, которому он поверяет самые значимые события своей жизни. Из дневника Элоиза узнаёт, что является не только женой, но и дочерью Барона. Оказывается, её мать, которую тоже звали Элоизой, скоропостижно скончалась во время родов. Дочь унаследовала её имя, титул, имущество и супруга. Барон воспитал девочку в полном неведении о её происхождении. По мере приближения зрелости дочери, Барон сменил роль заботливого опекуна на образ галантного кавалера: опытный соблазнитель без труда пробудил в девушке чувственность и культивировал подобие любви. Достигнув успеха в совращении пятнадцатилетней дочери, Барон сделал Элоизу своей женой.

Ужасная правда о собственном происхождении, о гибели матери и чудовищном кровосмешении, толкает Элоизу в пучину безумия. Глубокое нервное потрясение вызывает родовые схватки. Суета прислуги, подоспевшей на помощь, и возвращение двуличного Барона лишь усиливает страдания юной Баронессы. Несчастная бьётся в конвульсиях – со сцены её уносят в беспамятстве.

Финал спектакля – новый стилистический кульбит, возвращающий зрителя в барочную атмосферу начала. Тяжёлые роды позади: в руках счастливого отца новорождённый младенец. Возвращаясь к прежней манере игры, Барон произносит патетическую речь, из которой мы узнаём о скоропостижной смерти супруги и рождении дочери. Нарекая маленькую баронессу Элоизой, отец обещает сделать её полновластной хозяйкой в своём доме. Становится ясно: инцестуальный цикл вошёл в третью фазу. Барон, нашёл в литературе изысканный способ убийства, а в перманентном инцесте – формулу вечной любви.

Что это? Счастливый финал? Решение остаётся за зрителем…

Андрей Гасилин


Расшарить:

Добавить комментарий