Психология чердака и психология подвала

Расшарить:
  • 28
    Поделились

Издательство «Сириус» на прошлой неделе презентовало бестселлер сэра Бенджамина Суффолка «Психология чердака и психология подвала». Лектор с пятидесятилетним стажем и автор нескольких увесистых монографий по этнопсихологии, Суффолк, неожиданно для мирового научного сообщества, своих студентов, и, пожалуй, самого себя, сумел написать работу, претендующую на звание нового «Тысячеликого героя».

В легкой и ироничной форме автор описывает устройство личности первобытных племен, проводя красноречивые параллели с современностью западного мира.

«Я прожил в племени баронга больше пяти лет. – пишет Суффолк в предисловии, – Меня поразило, насколько их представления о человеческой психике совпадают с представлениями Фрейда. В частности, то, с каким вниманием баронга прорабатывают все этажи личности в случае того или иного душевного дисбаланса, в свое время вдохновило меня сделать эту работу. По возвращении в Англию идея перестала казаться мне такой уж удачной. Лишь через много десятилетий я достал свои наброски, и обнаружил нечто такое, что заставило меня оставить все остальные дела ..»

Суффолк предлагает нам взглянуть на наши страхи, сомнения и комплексы согласно их принадлежности к «чердаку» или же к «подвалу». Предположительно, рассматривая свои тревоги в соответствии с этим делением, возможно избавиться от них, или по меньшей мере получить представление об их природе. По мнению психолога, к «чердаку» личности относятся страхи, коренящиеся в «родовых» проблемах: семейных конфликтах, наблюдаемых и переживаемых ребенком в раннем возрасте, травматическом опыте общения со старшими по возрасту и положению в обществе людьми. К страхам чердака Суффолк также относит боязнь публичных выступлений, чувство вины, а также ипохондрию, недоверие к власть имущим и, в то же время, заискивание перед ними. Также к страхам чердака Суффолк относит ненависть к холодному оружию, дисциплине и всему, что вызывает ассоциации с «ограничениями, сухостью, авторитетами и жесткостью».

В качестве примера из жизни баронга Суффолк приводит обряд погребения, практикуемый индейцами этого племени: мертвые люди, а также крупные животные или животные-тотемы никогда не зарываются в землю. Земля и все, что под ней, у баронга считается «глупым» и «диким». Тела умерших, выполнив сложнейший ритуал, сжигают, а пепел помещают в глиняные сосуды и относят в специальные дома-святилища, располагающиеся высоко над землей. Баронга считают, что, умирая, человек соприкасается с высшей мудростью и всезнанием, а потому мертвых особо почитают, задабривают подношениями. С ними совещаются по всем вопросам и считается, что живой человек никогда не узнает и толики того, что доступно душе умершего. Стоит ли говорить, что самыми уважаемыми членами общества у баронга считаются старики, а дети и подростки – лишь «зачатками людей».

Если страхи чердака можно соотнести с фрейдистким представлением о «Сверх-Я», то страхи подвала по Суффолку однозначно соотносятся с «Оно». К «подвальным» относятся страх неизведанного, природы и диких зверей, темноты , бесформенности, страх сумасшедших и приезжих. Последний пункт особенно актуален – по мнению автора, наиболее консервативные личности, склонные к шовинизму и ксенофобии, не приемлющие ничего «непонятного» – как раз те, у кого уровень «подвала» оказывается наименее проработан. Такие люди боятся наплыва эмигрантов, забастовок «низов» и всячески подчеркивают свою рациональность и веру в традиции.

Всех политико-социальных аспектов своей теории Суффолк касается мимолетно, подчеркивая свою индифферентность в данных вопросах. Автор старается рассматривать исторические и этнографические примеры в качестве «структур», необходимых нам для осмысления человека как личности. К слову, большинство коллег ученого выразило неприятие его работы. В частности, антрополог Артур О’Райли счел теорию Суффолка ангажированной и неглубокой.

Между тем, работа уже включена в список ценнейших исследований в области этнопсихологии, а компания «Инсомния» работает над компьютерной игрой по сюжету книги. В первой части игры-«бродилки» герою предлагается пройти ряд инициационных заданий в роли посвящаемого во взрослую жизнь юноши баронга, во второй части герой с помощью загадок и тестов «прорабатывает» свой личный чердак и свой подвал.


Расшарить:
  • 28
    Поделились

Добавить комментарий