Гражданин кускус

Расшарить:
  • 3
    Поделились

Певец проблем «белых людей» и любитель сдержанных душевных мытарств Поль Легран взялся превратить в кино графический роман о скитаниях сумчатой летяги в кафкианских лабиринтах европейского законодательства.

«Гражданин кускус» – трагикомедия о коллизиях, с которыми может столкнуться общество, сделавшее животных субъектами права. В центре этого тихого, абсурдного, обаятельного и кошмарного рассказа – экзотический зверек размером с крупную крысу, по злой иронии судьбы провалившийся в дыру между двумя законопроектами. И пока вокруг его судьбы идут жаркие дебаты между юристами, зоозащитниками, политологами и общественностью, он просто сидит в вольере, ест насекомых и почесывается.

Журналисты раскапывают все больше и больше подробностей: так, в дело оказывается втянут известный бизнесмен, скандальная телеведущая, несколько фанатичных представителей партии «Зеленых», незадачливый австралийский контрабандист и еще с десяток гротескных, идиотических персонажей, достойных того, чтобы мелькнуть в очередной киноленте Коэнов или даже Кустурицы, родись он не среди балканских страстей, а среди аккуратных западноевропейских ценностей.

Не слишком понятно, зачем Легран взялся снимать полнометражную картину по графическому роману – очевидно, что появись эта история как мультсериал в духе, скажем, «Доктора Каца», все бы только выиграли. Уморительные диалоги персонажей и долгие паузы же здесь помещены во всем надоевшие декорации стерильной городской антиутопии – с панорамными окнами, сверкающими перилами бизнес-центров и безжизненными витринами кафе. Если вам по душе краски фильма «Она» (того, что о влюбленном в операционную систему Хоакине Фениксе, а не об изнасилованной железной леди Изабелль Юппер), то вы, вероятно, найдете художественные решения «Гражданина кускуса» очаровательными. Действительно, здесь проблема отчужденности – человека от города, человека от государства, человека от права и человека от животного – грамотно и ненавязчиво раскрывается через отношения с пространством, но в эту реку уже входило столько режиссеров, что невольно испытываешь по отношению к Леграну смутное подобие испанского стыда.

Но это лишь полбеды – куда более острой проблемой является персонаж «виновника торжества»: если в графическом романе степень его «сознательности» и участие в развитии сюжета – дискуссионный вопрос, то перед камерой Леграна он предстает исключительно элементом природной среды, нелепым и трогательным, но никак не личностью. Подобное прочтение, конечно, заставляет поежиться, заранее представляя, как в Леграна полетят органические тухлые помидоры от сторонников вневидовой этики. Не нужно сильно напрягаться, чтобы увидеть за этим решением высказывание: хоть всякое живое существо достойно сочувствия, человек и животное не могут пользоваться своими правами в равной степени, так к чему усугублять сумятицу?

Тем не менее, даже у фэйла подобного масштаба есть обратная сторона: бюрократия, коррупция и преступность – молох о трех головах, созданный человеческим обществом, и пожирает он только представителей рода человеческого.

Спойлер: ни один кускус не пострадает. О людях такого, увы, сказать нельзя.

Илья Фрид


Расшарить:
  • 3
    Поделились

Добавить комментарий